Анатолий Вассерман – политический консультант

Началось все в 1985 году, когда Анатолий, к изумлению коллег из НИИ, вычислил, что на смену умершему Черненко придет Горбачев… Но тогда это еще ничего не значило. А с 1991 года Анатолий стал писать на политические темы, потому что, как сам говорит: “убедился, что прав был Отто Эдуард Леопольд граф фон Бисмарк унд Шенхаузен, когда сказал, что неучастие в политике не освобождает от ее последствий”.

В 1994 году Анатолий баллотировался в Верховную Раду Украины по одномандатным округам. При 24 кандидатах в округе занял 2-е место и вышел во 2ой тур. Там, к сожалению, а может и к счастью, уступил бывшему прокурору района. Он собрал половину голосов, Анатолий чуть больше трети. С тех пор штурмовать политический олимп Вассерман не пытался, зато активно помогает это делать другим.

Зарабатывать на своих прогнозах, он начал только в сентябре 1995 года, в одной команде с Нурали Латыповым, скоторым был знаком еще с 89 года по играм “Что? Где? Когда?”. Сейчас его способностью прогнозировать ситуацию пользуются самые разные клиенты и именно этими прогнозами, как Анатолий заявляет в многочисленных интервью, и зарабатывает деньги. На вопрос “кого из политиков консультируете сегодня”, отвечает, что пока не может рассказывать о своих клиентах, потому что они и сегодня во власти. Упоминает только, что это политики разного уровня. Некоторым из них они с Латыповым готовили успешную предвыборную программу. Но один пример из своей практики привел:

“Начало октября 1998 года. Все политологи обсуждают два вопроса: победу республиканцев на предстоящих парламентских выборах в Штатах и удастся ли демократам оттянуть импичмент Клинтона. Я делаю прогноз: во-первых, республиканцы гарантированно проиграют во всех округах, где могут проиграть, и, во-вторых, Клинтон будет оправдан большинством голосов сенаторов. Так оно и оказалось. По меньшей мере, один из моих клиентов, до которого был доведен этот прогноз, долго сомневался, но в конце концов решил рискнуть, доверившись мне. Он сделал несколько публичных жестов, доказывающих его приверженность демократам. В результате, когда он в следующем году был в Штатах, его принимали буквально с президентскими почестями.”