Френдить и фолловить. Расфренживать и анфолловить.

Сейчас кое-что о том, что меня “расфренживают”.

Ну, в “Живом Журнале” по историческим причинам, связанным с тем, что первоначально он создавался как сервис для американских школьников, принято называть включение кого-то в список постоянно отслеживаемых авторов включением во “френды” – друзья. Ну, я далеко не всех, кто у меня включён в такой список, считаю своими друзьями. Более того, некоторые из тех, кто находится в моей “френд-ленте”, то есть в списке сообщений от постоянно отслеживаемых авторов, несомненно, мои враги по убеждениям, также как я их враг, но, как говорится, врага надо знать в лицо, то есть следить за их сообщениями мне всё равно интересно.

Так вот, общее число людей, включивших меня в свои “френд-ленты” (вот я сейчас перед тем, как произнести этот монолог, посмотрел), – оказалось, очень легко запоминаемое число: один, два, три, четыре, пять, то есть двенадцать тысяч триста сорок пять человек. Это, конечно, не так уж много по меркам “Живого Журнала”. Я по этому показателю всего лишь на тридцатом месте и уступаю лидерам зачёта где-то раза, наверно, в три, но тоже неплохо. Это я не к тому, чтобы очень уж бурно хвастаться своими успехами и популярностью. По сравнению, скажем, с известным дизайнером Артемием Лебедевым или с не менее известным драматургом Евгением Гришковцом я так, как говорили в античные времена, “бог младших… бог младшего поколения”, в смысле – с меньшими собственными возможностями. Вот.

Но в последнее время стали мне довольно часто приходить сообщения о том, что тот или иной человек вычеркнул меня из своего “списка друзей”, то есть из списка постоянно отслеживаемых авторов. Я попытался отследить на нескольких примерах, кто эти люди. Знаете, всё-таки интересно, кому я вдруг так разонравился. Некоторые из них, впрочем, сами прокомментировали своё поведение, и комментарии у всех практически одинаковые: “Я так надеялся, что Онотоле – умный человек, а он пишет чёрт знает что!”.

Мне, конечно, трудно сказать, умный я или нет, но пишу я всё-таки не совсем чёрт знает что. Я пишу, как правило, вещи, сделанные на основе логических выводов из достаточно интересных и чаще всего надёжных источников. Я даю ссылки на сообщения, представляющие, на мой взгляд, интерес далеко не только для меня одного. То есть мне трудно всё это числить под рубрикой “чёрт знает что”. И, исходя из этого, я попытался для нескольких таких людей поподробнее отследить, кто они такие и что во мне им не нравится.

Ну, конечно же, я проверил далеко не всех, кто меня “отфрендил”, ибо таковые насчитываются сотнями: общее-то число подписчиков всё равно растёт, но и тех, кто от меня отписался, тоже достаточно много. Чтобы проследить за ними всеми, у меня не было ни сил, ни времени. Но те несколько человек, которых я навскидку просмотрел, выглядели, на мой взгляд, примерно одинаково. На мой взгляд, у них у всех довольно мало самостоятельно накопленных знаний и личного опыта. Далеко не все они пишут в своих собственных “Живых Журналах” хоть что-то, а те, что пишут, пишут вещи, кажущиеся мне тривиальными. Более того, многое из того, что они пишут, мне известно как вещи давно опровергнутые. То есть применительно к этим людям картина примерно такова: все они шли ко мне в надежде найти у меня подтверждение каких-то уже сложившихся у них убеждений и, обнаружив, что я эти убеждения не разделяю, а даже опровергаю, с негодованием отписались, то есть предпочли получению каких-то новых сведений спокойное дальнейшее тихое плавание в уже найденном и привычном.

На мой взгляд, такой образ действий несомненно способствует душевному спокойствию, но ровно до тех пор, пока объективная реальность, отвергнутая таким завсегдатаем ЖЖ, не будет ему дана в ощущение. Как известно, жареные петухи летают в основном там, где их не ждут, и клюют в темечко далеко не тех, кто оглядывается во все стороны. Я, конечно, на этих людей не в обиде, не говоря уж ни о чём прочем, я завёл себе ЖЖ не ради того, чтобы нагонять число подписчиков, а просто ради того, чтобы было где высказать мои собственные мысли, не укладывающиеся в рамки тех средств массовой информации, с которыми я сотрудничаю. Но, с моей точки зрения, для тех, кто от меня отписывается по этим мотивам, такое поведение, мягко говоря, недальновидно.

Понятно, я не имею возможности утверждать, что все отписавшиеся от меня таковы. Более того, я даже надеюсь, что бОльшая часть отписалась не ради сохранения собственного душевного спокойствия любой ценой, а по более основательным причинам. Но, к сожалению, мне не удалось найти в “Живом Журнале” места, где хранился бы список всех отписавшихся, поэтому я даже не могу сейчас направить вас в интернет ради проверки моих предположений.