Математики и классический рынок

В середине 70-х годов труды Глушакова впервые увидели в обществе. На тот момент число предметов составляло 20 миллионов.

Вывод таков: вся вычислительная техника вместе взятая в 1996 году могла справиться с балансом плана Союза в 1976 году за 10 лет, с оптимизацией – за 1 млрд. С мировой экономикой 1996 года не справилась бы в любом случае. События в мире меняются практически каждую минуту, а значит, также быстро нужно принимать решения. С тех лет выросла вычислительная техника, и ее разнообразие не знает границ. Потому с точки зрения математики идеально и ровно планировать не удастся, как и 15 лет назад.

Если план неидеален, он катастрофический. Еще один выдающийся математик бывшего СССР Леонид Канторович, писал в своих трудах: оптимизировать в задаче планирование так же неразумно, как искать экстремум, который быстро обрывается и становится на порядок или два хуже возможного идеального решения.

Классический рынок благодаря распределению решений останавливается на выборе локального экстремума, который отстает от глобального в разы. Потому планирование экономики из главенствующей точки управления приводит к снижению экономической стабильности в целом на порядок, хотя на некоторых этапах удается получить высокие результаты (а другие отрасли в это время остаются в хвосте). Учитывая вышесказанные выводы, я решил поддержать и до сих пор поддерживаю рыночную экономику. Потому что работает она на среднем уровне. В отличие, например, от системы новоматик, в которой как раз есть обилие экстремумов.

Теоретически квантовые вычисления дают возможность принимать решения планирования в реальном времени, когда нужно принимать поступившие задачи незамедлительно.