Искусство дезинформации

Сейчас кое-что о новых социальных сетях и старом искусстве дезинформации.

Несколько месяцев назад меня пригласили поучаствовать в первой московской вечеринке активистов сети “Twitter”. Я между прочим там на вопрос о том, почему я сам не завожу эккаунта в “Twitter”‘е, ответил, что у меня, к сожалению, практически не бывает сколько-нибудь интересных мыслей, которые можно было бы уложить в сто сорок символов. И кроме того, я ещё там сказал, что, на мой взгляд, “Twitter” – это наилучшее технически возможное сегодня приближение к телепатии – в том смысле, что “Twitter” позволяет замечательно быстро распространять обрывки мыслей, так что у погружённых в эту сеть создаётся действительно ощущение того, что они ловят даже не слова, а именно мысли друг друга. Это, конечно, очень хорошо и очень приятно, но, как известно, у каждого достоинства есть свои недостатки.

Главный недостаток “Twitter”‘а в том, что ввиду отсутствия там системы обратной связи в виде комментариев к сообщению вброшенная в “Twitter” фраза продолжает распространяться по всему свету, даже если не имеет ни малейшего отношения к реальности. Например, во время печально памятных взрывов в московском метро, во-первых, многие эксперты высказали мнение, что взрывы совершались на платформах, а не в тоннелях, прежде всего ради числа свидетелей, готовых немедленно распространить сообщения о взрыве через тот самый “Twitter”; и, во-вторых, что весьма существенно, в “Twitter”‘е пошло гулять сообщение о третьем взрыве, причём бродило оно там больше суток, хотя буквально через пару минут после того, как его впервые вбросили в эту сеть, там же появилось сообщение о том, что никакого третьего взрыва нет, что изначально информация о нём ошибочная. Причём лично я, учитывая то, что террор – это прежде всего психологическая война, готов даже предположить, что сообщение не просто ошибочно, а что оно было подготовлено чьей-то вполне сознательной и целенаправленной ложью.

В принципе, конечно, оперативность “Twitter”‘а привлекает к нему очень многих. Я знаю людей, которые практически полностью перекочевали из других социальных сетей в “Twitter”, в основном именно ради того, чтобы их сообщения доходили до других чем поскорее. Но тем, кто эти сообщения читает, я бы рекомендовал, исходя из всего сказанного, относиться к этим сообщениям очень осмотрительно, ибо, повторяю, проверить сообщение в “Twitter”‘е гораздо сложней, чем в любой другой социальной сети. Допустим, если какая-нибудь дезинформация вбрасывается в “Живой Журнал”, то либо её тут же опровергают на месте, либо, если видно, что автор этой информации ограничил комментирование в своём журнале, то это уже само по себе вызывает некоторые сомнения в том, что он сам уверен в достоверности того, что говорит. И тогда довольно легко обычным интернетовским поиском найти другие сообщения на ту же тему и оценить, насколько достоверен исходный текст. В “Twitter”‘е это намного сложней – именно потому, что комментирование не работает, что само по себе сообщение очень короткое, а это значит, что искать соответствующий текст в поисковиках довольно трудно. Как известно, чем меньше ключевых слов вы вводите, тем больше сообщений, соответствующих этим словам, вам выдаётся.

Конечно, есть и вполне официальные сообщения. Например, кто-то из американских губернаторов уже использовал “Twitter” для того, чтобы сообщить о приведении в исполнение смертного приговора. Ну, как известно, губернаторы Соединённых Государств Америки вправе отменять смертные приговоры, но далеко не все из них желают этим правом пользоваться. Например, Джордж Буш-младший в бытность свою губернатором Техаса, насколько мне известно, ни одного смертного приговора не отменил. Ну, и впоследствии, находясь на посту президента, тоже дающем право помилования, он этим правом пользовался исключительно в отношении рождественских индеек, по американской традиции. Естественно, к таким официальным сообщениям можно относиться с некоторым доверием, если, конечно, вы уверены, что соответствующий эккаунт в “Twitter”‘е заведен реальным официальным лицом, а не кем-то от его имени. Это опять-таки в “Twitter”‘е намного сложней проверить, чем в “Живом Журнале”, где можно завести с обладателем эккаунта более-менее содержательную беседу и по его ответам сообразить, тот ли он, за кого себя выдаёт. Словом, оперативность “Twitter”‘а куплена ценой снижения достоверности информации, которую через него можно получить. Именно поэтому я сам “Twitter”‘ом не пользуюсь ни для своих сообщений, ни для чтения чьих-то чужих. В моей работе оперативность довольно редко бывает настолько важна, чтобы надо было ловить сиюсекундное сообщение, зато от достоверности зависит очень многое.