Кризис рынка ценных бумаг

Сейчас кое-что о производных ценных бумагах, и производном от них кризисе.

Я уже не раз говорил, что нынешний кризис имеет дефляционную природу. Т.е. порожден в первую очередь нехваткой денег, по сравнению с потребностями экономики. Но сама эта нехватка порождена, как ни парадоксально звучит, избытком денег. Дело в том, что при любой попытке вбросить в экономику деньги не обеспеченные реальными товарами и услугами, цена этих товаров и услуг начинает расти быстрее, чем сумма вброшенных денег. Грубо говоря – каждый вброшенный доллар не только ничего не стоит сам по себе, но и обесценивает существующие ранее.

Поэтому по мере роста номинальной суммы денег, находящейся в обращении, падает отношение этой суммы, к сумме цен тех товаров и услуг, которые ею покрываются. И номинальная инфляция, т.е. рост количества денег самих по себе, оборачивается реальной дефляцией, т.е. падением количества денег, по сравнению с количеством товаров и услуг. Последствия дефляции известны, я уже не раз о них говорил, поэтому напомню вкратце что дефляция сперва вынуждает переходить от денежного оборота к бартерному, затем, поскольку длинные бартерные цепочки организовать трудно, начинают рваться те системы взаимодействия, которые обеспечивают производство высокотехнологичной продукции, и наконец падает производство всей остальной продукции, поскольку оно так или иначе тоже зависит от высоких технологий.

Откуда же берутся эти лишние деньги? Кое-кто списывает их избыток на американские военные расходы, действительно, очень большие, кое-кто на другие столь же бессмысленные затраты. Но первопричина, с моей точки зрения в производных ценных бумагах. Т.е. в тех, чья ценность определяется не какими-то реальными товарами и услугами, а ценностью других бумаг. Я уже ни раз говорил, что ценные бумаги таким образом можно наслаивать друг на друга сколь угодно высоко, и в конечном итоге, на каждый доллар или рубль цены реальных товаров и услуг, накапливаются многие десятки долларов или рублей цены производных бумаг. И образуется классическая пирамида. В конечном счете, какие-то из этих ценных бумаг обналичиваются, например путем закладывания их банком в порядки обеспечения кредитов, и далее эти наличные начинают гулять по экономике, производя все перечисленные мною выше разрушительные эффекты.

Я уже говорил, что для оздоровления экономики понадобится на какое то время отсечь весь рынок производных бумаг от всех прочих рынков. То ли заморозить его, то ли, в самом худшем случае,объявить дефолт по всем производным. Надеюсь, что до этого не дойдет, и когда реальный рынок все-таки оживет, можно будет в той или иной форме погасить какую-то часть вложений в производные. Конкретные технологии этого выхода из производных ценных бумаг в реальные ценности еще предстоит разрабатывать, поскольку до сих пор с такой проблемой рынок не сталкивался.

Правда, известный историк Шубин, в беседе со мной отметил что предыдущая депрессия, начавшаяся в 29 году, была обусловлена другой формой эмиссии, через т.н. холдинги. Т.е. компании, единственная задача которых – это владеть акциями других компаний. Пирамида холдингов тогда в 29-ом тоже достигла немалых высот, но насколько я могу судить по тем оценкам, на которые взглянул после указания Шубина, высота нынешней пирамиды превосходит тогдашнюю многократно. И соответственно, сложность проблем выше. А главное – холдинг все таки представляет собой некоторую управленческую структуру, и в этом качестве может быть использован так сказать в мирных целях. Производные же бумаги, первоначально тоже имели вполне реальный смысл. Они использовались, грубо говоря, для подстраховки сделки с ценными бумагами первого уровня, т.е. бумагами, представляющими какие-то реальные ценности. Последующее наслоение производных бумаг, имело целью подстраховать уже сделки с производными бумагами первого уровня.

Должен заметить, что Россия оказалась в значительно лучшем положении чем Америка, потому что у нас пока с рынком ценных бумаг не работают многие десятки миллионов обывателей, надеющиеся что-то заработать, но не имеющие возможности изучать этот рынок всерьез. Наши профессионалы рынка ценных бумаг в меньшей степени нуждаются в подобных подстраховочных инструментах, поэтому в России, пирамида деревативов не выросла до угрожающей величины. Поэтому сейчас мы в основном испытываем последствия чужих потрясений, и по этой же причине, мы сами можем выбраться из-под обломков чужой пирамиды, значительно быстрей чем если бы рухнули пирамиды наши собственные.