Мародерство

Сейчас кое-что об излишней стеснительности. Всему миру известна фотография водружения знамени победы на Рейхстаге в Берлине, и уже несколько лет довольно бурно обсуждается одна мелкая подробность этой фотографии: на правой руке одного из сфотографированных, заретушировано нечто, что критики поведения Красной Армии в Германии считают свидетельством мародерства.

Вообще-то этот человек, судя по погонам, командир среднего строевого звена, и соответственно, как положено командиру, носит на левой руке – часы, на правой – компАс. Т.е. на сухом пути говорят «кОмпас» , но я как выпускник военно-морской кафедры привык к тому ударению, которое принято на море. В общем, вполне обычное для того времени снаряжение строевого командира. Но, кто-то, уж не знаю кто, заявил, что раз у человека на двух руках браслеты с циферблатами, значит, это вторые часы, а поскольку вторые часы в быту никому не требуются, значит, он эти часы где-то взял в качестве трофея, или попросту украл. Т.е. на лицо мародерство.



Понятно, что эта версия не выдерживает ни малейшей критики, что предложить ее мог только человек, отродясь не имевший не только дело с военными, но и представления о военном деле. Но, к сожалению, наш агитпроп в очередной раз продемонстрировал то же бессилие, которое в свое время и привело к массированному разочарованию людей в своей стране, которое, в конечном счете, заставило изрядную часть нас, в том числе и моего поколения, работать спустя рукава, и стало одной из множества причин развала страны.

Вместо того, чтобы внятно объяснить, что же на самом деле сфотографировано, наши агитпроповцы просто ретушировали компАс на правой руке, ну и понятно, что скрыть предыдущие публикации этой же фотографии было совершенно не возможно, а значит, всякий желающий мог сверить старую публикацию с новой, обнаружить отличия, и счесть что это отличие доказывает преступление, запечатленного на снимке командира.

Т.е. попытка просто замолчать вопрос, вместо того чтобы решить его, привела в очередной раз к тому, что мы отдали инициативу нашим противникам, и противникам, должен заметить, не идеологическим, как это было принято в советское время, а стратегическим, ибо понятно, что такая большая страна как наша, самим фактом своего существования осложняет очень многие стратегические расчеты других стран, и понятно, что многие из них ради упрощения своих стратегических расчетов готовы отменить факт нашего существования.

Хорошо это или плохо в плане морали – незачем обсуждать, поскольку незачем обсуждать мораль объективных обстоятельств. Мы же не обсуждаем, скажем, грозу или волну цунами. Мы просто знаем что они существуют, и должны действовать с учетом их существования. Аналогично, нам незачем рассуждать, морально или аморально поведение наших оппонентов, нам просто нужно учитывать факт их существования.

Знаете, есть такой анекдот: надпись на клетке в зоопарке «страусов не пугать- пол бетонный». На самом деле, живые страусы, а не те что из легенд и анекдотов, не прячут голову в песок от страха, они просто пригибаются в надежде, что их не заметят, но надежда эта оправдывается далеко не всегда, а уж во взаимоотношениях стран и политических течений эта надежда не оправдывается вообще никогда.

Поэтому, нам вовсе не нужно замалчивать нежелательные для нас самих обстоятельства, а надо разбираться, что именно имеет место на самом деле, а не в легендах, и результаты этого разбора публиковать не зависимо от того, в нашу они пользу или нет. И тогда, окажется что чаще всего они именно в нашу пользу, а не в пользу наших оппонентов, или в самом худшем случае – нейтральны, т.е. не обвинительны ни для нас, ни для них. Повторяю – сам по себе факт противостояния – дело объективное, а потому не подлежащее моральному осуждению, или наоборот – моральной похвале.

Разбор этой фотографии, а так же ее многочисленные копии с ретушью и без, вы в Интернете найдете без труда, так же как найдете там подробный разбор иных случаев, которые по разным причинам ставят нам в вину. Ну а я, естественно, благодарю вас за внимание, с которым вы меня выслушали, и постараюсь в дальнейшем указать на еще какие-нибудь обстоятельства, проясняющие наше реальное поведение.