Мировой кризис как заговор

Сейчас кое – что на одну из моих излюбленных тем – теория заговоров. Не так давно довелось мне выступать перед группой продвинутой молодежи, участников крупного около-политического мероприятия. Как водится, бОльшую часть выступления отняло не изложение моих собственных мыслей в режиме монолога, а ответы на вопросы.

Один юноша предложил мне множество вопросов, которые собственно, все сводились к одной теме: «Кто именно из всемирно известных богачей участвовал в организации всемирного кризиса?» Надо сказать, что юноша был очень искусен в тактике допроса, которая, как известно, предписывает повторять один и тот же вопрос во множестве разных формулировок, в расчете на то, что если человек придерживается какой-то выдуманной версии, то между его ответами (тоже в разных формулировках), обнаружится противоречие. Я, похоже, несколько огорчил его – в моих ответах противоречий не обнаружилось, поскольку всемирного заговора в данном случае явно не было. В конце концов развитие кризисов известно еще с тех времен, когда заведомо был невозможен сговор крупных бизнесменов по многим чисто техническим причинам. И, с тех пор, в общем-то ничего существенного в экономической картине не поменялось. Кризисы что в начале 19-го века, что в начале 21-го развиваются довольно сходным образом. Так что, по видимому, никаких средств управления кризисом с тех пор не появилось.

Однако, молодой человек был настойчив, судя по всему, просто потому что не мог себе представить как может крупный финансист, вроде какого-нибудь Рокфеллера, или крупный промышленник вроде Форда, оказаться так же бессилен перед экономической стихией, как и простые смертные. Причем, даже та мысль, что рынок в целом на несколько порядков больше любого Рокфеллера и Гейтса, в общем-то, не позволяет отбросить гипотезу о мировом заговоре.

В конце концов, управляющее воздействие может быть ничтожно мало по сравнению с последующим эффектом. Нажав один раз на крошечную кнопку можно взорвать ядерную бомбу в десятки мегатонн. Согласитесь – разница в энергетике заметна. Но, такие бомбы строятся заранее.

Механизм, усиливающий управляющее воздействие, должен быть создан до того, как это воздействие произведено, и должен быть очень сложен и могуч, чтобы это воздействие должным образом усилить. Если бы был создан экономический механизм, способный вызвать кризис по чьей-то воле, то в общем-то значительно безопаснее было бы употребить этот механизм на то, чтобы этого кризиса не допустить.

Вот простой пример – дефолт в 98-ом году произошел, в общем-то, по естественным причинам, но были некоторые, хотя и незначительные шансы, предотвратить его – заменить его просто залезанием в еще более глубокую долговую яму, но уже не перед частными инвесторами, а перед международным валютным фондом. Это не лучшее решение, но по крайней мере, оно заменяет большие потрясения долгой мучительной болезни.

Последнюю возможность двинуться по этому пути закрыл Борис Абрамович Березовский – все его средства массовой информации вели целенаправленную кампанию, конечным результатом которой должно было явиться обрушение рубля. Березовскому в тот момент это представлялось очень выгодным – у него бОльшая часть долгов на тот момент была номинирована в рублях, а бОльшая часть доходов – в иностранной валюте. Т.е. от обвала рубля он изрядно выигрывал. И действительно, положение с его долгами резко улучшилось, но потрясение экономики оказалось таким большим, что вскоре вслед за тем, он потерял значительную часть российских активов просто из-за ослабления Российского рынка, а когда попытался возместить эти потери, усилив свою политическую активность, то вскоре потерял и все остальное, и поменял свое благополучное положение в России на роль американского эмигранта.

Это лишь один пример того, что даже если существуют механизмы, позволяющие вмешаться в экономику отдельному человеку, то эти механизмы вовсе не гарантируют результат вмешательства.

Ну а что касается конкретных примеров людей, которые
все-таки выигрывали от кризиса в разные эпохи в разных местах, то этому молодому человеку я ответил старинной шуткой: «практически все умершие когда-либо ели огурцы, следовательно, огурцы ядовиты.» Старинная латинская формула гласит: «Post hoc, nоn est propter hoc» – «После этого, не значит в следствии этого».

Даже если кто-то у нас или за границей и пытается влиять на экономику, вовсе не факт, что он это делает в рамках заговора, и уж подавно не факт, что заговор окажется успешным.