Молниеносная война

Сейчас кое-что о блицкриге.

Само это понятие для нашей страны очень памятно и очень тяжелое, поскольку именно немецкий блицкриг привел к тому, что в 41-м году мы потеряли убитыми и пленными несколько миллионов бойцов, потеряли громадные территории. Да и в 42-м второй раунд блицкрига был для нас почти столь же тяжел и разрушителен, так что в конце концов даже пришлось издавать известный приказ «ни шагу назад», и даже после этого приказа пришлось еще на сотню километров отступать. Словом, помним мы очень многие его результаты, но при этом, судя по многочисленным дискуссиям на Интернет-форумах, и даже по трудам некоторых популярных литераторов, вроде Резуна и Солонина, мы похоже далеко не все понимаем что такое вообще блицкриг. Почему «молниеносная война» – именно так переводится этот термин.

А дело тут в том, что обычно по ходу боевых действий цель, которая ставится перед военными, это уничтожить определенную группировку, или занять определенную территорию. Тогда как при блицкриге цель принципиально иная, а именно – нарушить организацию военной машины противника, а уже из этого проистекает и уничтожение воинских частей, и захваты территории. Естественно, для блицкрига нужны и соответствующие инструменты.

Например, в 1 Мировой войне, немцы немногим хуже чем во 2 Мировой умели прорывать фронт противника, но при этом противник успевал подтянуть к прорванному участку резервы, или если резервов не было, просто упорядоченно отступить и создать новый фронт, пусть и потеряв часть территории. Собственно, и сами немцы, когда их фронт прорывали, действовали точно так же. Для России, например, весь 1915 год – это почти непрерывная череда отступлений. Но отступали в порядке, активно оборонялись, создавали новый фронт и в результате, потеряли в общем-то сравнительно немного. Существенно меньше чем за тот же период во 2 Мировой войне, и продолжали эффективно обороняться.

Во 2 Мировой у немцев появился сравнительно быстроходный транспорт, причем, не столько танки, сколько разнообразные грузовики и транспортеры для пехоты, и они получили возможность прорываться в тылы противника быстрее, чем противник успевал отступать. Вот например в первые месяцы Великой отечественной войны наши военачальники несколько раз пытались выстроить заслоны в тех местах, куда как они ожидали, будут проходить немцы, а немцы каждый раз обманывали эти ожидания, и проходили значительно дальше.

Грубо говоря, Белостокский выступ окружают не под Белостоком, а под Минском, и при прорыве к Киеву, немецкие клещи замкнулись не на Днепре, а на пару сот километров восточнее Днепра. Потому что немцы не ставили себе целью бить по войскам, скопившимся на фронте с тылу, а ставили себе целью дезорганизовать сам тыл: нарушить систему снабжения войск, нарушить систему управления ими. И после этого войска, лишенные снабжения и управления, хотя и продолжали героически сражаться, но это было уже не эффективно.

Только когда мы сами насытили войска грузовиками и прочим транспортом, у нас появилась возможность наносить такие же глубокие удары, и вторая половина войны прошла под лозунгом советского блицкрига. Ну конечно же, тактика блицкрига не безупречна. Есть возможность прорвавшегося противника отсечь, закрыв ударом с флангов брешь во фронте. Но этот маневр требует немалого искусства, и реально мы только в 42 научились хоть как-то его проводить, и только в 43-м немецкие прорывы вообще перестали удаваться. Скажем, прорыв немцами наших линий обороны на южном фланге Курской дуги, удалось остановить только когда мы перешли в контрнаступление из центра этой самой дуги, и ударили немцем во фланг.

Так что стратегия блицкрига тоже не идеальна, у нее тоже есть уязвимые места, но по крайней мере, эта стратегия несравненно эффективнее, чем тупое лобовое давление. Это все, кстати, касается не только военного дела. В любом деле глубокий прорыв в умело выбранном направлении, значительно эффективнее попыток продвижения по всему фронту, и уж подавно, несравненно эффективнее глухой обороны с последующим отступлением. Если у нас сокращаются ресурсы из-за кризиса, то не надо просто экономить.

Надо выбрать какие-то качественно новые направления развития экономики, и вложить ресурсы туда, и потом, прорвавшись на этом направлении, можно легко подтянуть к ним все остальное хозяйство. Естественно, одним направлением лучше не ограничиваться, лучше подстраховаться, выбрав несколько перспективных вариантов, ну это уже технические мелочи. Главный же принцип именно в том, что надо действовать на эффективно выбранных направлениях, причем по возможности – на качественно новых, где грубо говоря конкуренция поменьше.