Моральный и технический прогресс

Сейчас кое-что о прогрессе техническом и моральном.

В общем-то, принято считать, что технический прогресс намного опередил моральный и поэтому, например, стали возможны чудовищно разрушительные войны, до того, как человечество осмыслило возможности средств разрушения, оказавшихся в его распоряжении. В какой-то мере это соответствует истине, допустим, Первая Мировая Война, чуть ли не рекордная по числу разнообразных средств уничтожения, примененных, а то и появившихся по ходу этой войны, сопровождалась, между прочим, еще и глубочайшим кризисом морали. Аналогичный кризис морали наблюдался примерно веком ранее, когда в ходе технической революции в одночасье оказались ненужными мастера великого множества разнообразных специальностей, их заменили машины, а эти люди оказались безработными, или в лучшем случае, оказались вынуждены работать в совершенно каторжных условиях на значительно более примитивных работах, чем те, которые были у них ранее. И это конечно тоже породило колоссальный моральный сдвиг.



Между прочим, бОльшая часть трудов Карла Генриховича Маркса посвящена различным моральным последствиям технической революции, и если не в прямую, как его ранние экономические рукописи, где моральные вопросы занимали, чуть ли не 90% текста, то по крайней мере – опосредовано. Скажем в «Капитале» он сам о морали говорит сравнительно немного, зато очень много цитирует тогдашних моралистов.

Т.е. складывается впечатление, что действительно, моральный прогресс существенно отстает от технического. Но, во-первых, это в какой-то мере обосновано, поскольку мораль вообще-то, направлена на стабилизацию общества, на поддержание в нем каких-то более-менее постоянных правил игры, и поэтому, мораль в принципе не должна вприпрыжку следовать за любым чихом техники.

Ну а с другой стороны, мораль наоборот иногда даже опережает технику. Вот, например, вегетарианство, как чисто моральное течение, появилось задолго до того, как техника смогла заменить бОльшую часть мясных белков белками растительного или микробиологического происхождения. Собственно, даже сейчас, по мнению многих диетологов, такая замена не вполне равноценна. Скажем, соевый белок, самый популярный в качестве заменителя мяса, все-таки содержит значительно меньшее, чем мясо количество некоторых биологически ценных веществ, как скажем аминокислоты метиамин, которую наш организм сам по себе вырабатывать не может, поэтому, приходится прибегать к разным ухищрениям, но, по крайней мере, на этом примере видно, что мораль способна и опережать технику.

Но, кроме того, мораль вообще-то движется по своим внутренним закономерностям, зависящим от техники очень мало. Хотя, понятно, что иной раз она способна даже регрессировать под воздействием техники, как, например, создание машин для очистки хлопка, неожиданно сделало рентабельным рабский труд на хлопковых плантациях, и таким образом надолго задержало рабство в южной части СГА, в той конкретно части, где хлопок легко произрастает.

Ну и с другой стороны, появление некоторых технических средств наоборот, резко усовершенствовало мораль. Допустим, опыт той же Первой Мировой Войны сделал саму мысль о войне надолго неприемлемой для целых народов. Скажем, если Великобритания поощряла возрождение военной германской мощи по своей старой традиции, предписывающей поддерживать на континенте равновесие нескольких сил, чтобы ни одна из этих сил не стала угрозой для самой Великобритании, то Франция относилась к возрождению германской военной мощи, не то чтобы одобрительно, но, по крайней мере, не противодействовала ему исходя, как ни странно, из крайней боязни новой войны, и в результате проиграла эту войну именно из страха перед ней.

А появление ядерного оружия сделало большую войну неприемлемой не столько чисто по военным соображениям (в общем-то, относительные потери во Второй мировой войне были для многих стран не многим меньше того, что возможно в Третьей ), а именно по моральным соображениям. Грубо говоря, ядерное оружие дает несоразмерно большую долю потерь среди гражданского населения, и по этому, неприемлемо прежде всего по соображениям морали.

К сожалению, и впредь соотношение между техническим и моральным прогрессом обещает быть очень неровными, поскольку движущие силы у этих прогрессов существенно разные, но в любом случае, невозможно будет говорить о том, что моральный прогресс всегда отстает от технического. Наоборот – иной раз существенно опережает, вот скажем, моральные идеи неприемлемости значительных гражданских потерь, вызвало в технике целое новое направление т.н. «высокоточное оружие», и тут собственно, технический прогресс явился прямым следствием морального.

Ну а если мы выйдем за пределы военного дела, то там и подавно обнаружим несметное множество случаев, когда именно прогресс морали тянет за собой прогресс техники, как скажем, в медицине, где зачастую именно требования обеспечить приемлемые условия жизни для людей с теми или иными увечьями и болезнями, порождают целые направления исследований.

Несомненно, в Интернете вы найдете множество иных мнений о моральном и техническом прогрессе, так что я вовсе не претендую на свое безоговорочное право учить кого-либо морали, и надеюсь, что в следующий раз, когда вы зайдете ко мне, смогу вам рассказать что-нибудь на другие, но столь же любопытные для нас всех темы.