Политика грязное дело

Сейчас кое-что о грязном деле – политике.

Ну, несомненно, вы не раз слышали заявления: “Политика – дело грязное”, возможно, и сами это говорили. Мне, например, очень многие удивлённо говорят: “Политика – это же грязное дело. Почему вы ею занимаетесь?” Впрочем, некоторые даже и не спрашивают, а просто делают логический вывод: политика – дело грязное; Вассерман ею занимается; значит, он грязный человек, значит, вообще незачем к нему прислушиваться.

Всё вроде бы логично. Но возникает странный вопрос: а почему, собственно, политика – грязное дело? Политика, по изначальному, так сказать, своему замыслу – это отстаивание интересов общества в целом или каких-то слоёв этого общества, значимых для самого политика. А интересы бывают очень разные: бывают грязные, бывают чистые. И поэтому отстаивание далеко не любых интересов можно считать грязным делом.

Да и методы отстаивания бывают очень разные. Можно кого-то принуждать, можно обманывать, а можно честно рассказать людям, что есть вот такой-то проект, с такими-то достоинствами и недостатками. И если это рассказать достаточно внятно, то чаще всего окажется, что среди тех, кому вы рассказываете, найдётся достаточно желающих поддержать этот проект. Кстати, мне самому не раз доводилось побеждать в политических битвах именно благодаря тому, что я честнее моих оппонентов рассказывал все возможные последствия того или иного решения. Ну, понятно, никто не в состоянии охватить все возможные последствия – хотя бы потому, что эти последствия иной раз тянутся в будущее на целое поколение. Но всё-таки можно охватить достаточно, чтобы принимать решение с какой-то приемлемой уверенностью в том, что выбрано лучшее решение из возможных в данный момент. Так что, судя и по теоретическим многочисленным исследованиям, и по моему личному опыту, я с полной уверенностью могу сказать, что политика вовсе не обязательно дело грязное, что она вполне может быть и чистой, как может быть чистым практически любое дело, если оно не опирается на обман. А вот как раз с этой опорой возникают серьёзные проблемы. И вот почему.

Далеко не все интересы разных слоёв общества совпадают. И поэтому едва ли не каждый политик отстаивает какие-то дела, которые для части общества представляются нежелательными или даже вовсе неприемлемыми. И что делать, если часть общества, для которой этот проект неприемлем, достаточно велика, чтобы воспрепятствовать его осуществлению? Очевидно, возможно много вариантов. Возможен, например, чисто коммерческий вариант, отстаиваемый либертарианцами применительно к тем вариантам, где развитие интересов какого-то бизнеса ущемляет другие интересы. Либертарианцы предлагают тому, кто ущемляет чужие интересы, просто тратить часть своей прибыли на компенсацию потерь других. Ну, и, кстати, таким образом впрямую проверяется, выгодно ли дело для общества в целом. Грубо говоря, если, расплатившись со всеми, на чьи мозоли ты наступил, ты ещё остаёшься в выигрыше, значит, дело в целом для общества выгодное. Если нет, то лучше этим делом не заниматься.

Вот нечто подобное возможно и в политике. То есть можно честно признать, что проект, который ты защищаешь, ущемяет чьи-то интересы, и описать, каким именно образом ты собираешься компенсировать это ущемление. Но это же значит терять часть прибыли. На такое далеко не каждый пойдёт. Ну, прибыль, естественно, можно понимать не только в коммерческом смысле. В политике иной раз репутация намного дороже тех денег, которые уходят на её создание и поддержание, и дороже даже тех денег, которые можно с её помощью заработать. Но, тем не менее, в каком-то смысле компенсация возможна, в каком-то смысле всегда можно говорить о прибылях и убытках, и, соответственно, может статься, что политик или те, чьи интересы политик отстаивает, не хотят жертвовать ничем. Вот тут-то и начинаются всевозможные формы обмана, начиная от сокрытия реальных негативных последствий того или иного проекта и кончая сочинением несуществующих и даже невозможных положительных его последствий. Ну, кстати, очень много примеров таких сокрытий или фантазий можно найти в нашей совсем не давней истории. Скажем, период перестройки и первые послеперестроечные годы давали такие примеры едва ли не тысячами ежедневно. Вот.

Но в целом картина понятна. Если вы хотите отстоять что-то неприемлемое для других и не хотите платить за достижение своих интересов, значит, вам приходится других обманывать. Вот тогда и появляется грязь в политике. И если человек заявляет, что политика – вообще дело грязное, это чаще всего означает, что он сам прекрасно сознаёт, что сам действует грязными методами и пытается создать впечатление неизбежности таких методов – создать это впечатление прежде всего ради того, чтобы чистые люди побрезговали идти в политику и она осталась монополией грязных лжецов. Так что если вам говорят: “Политика – дело грязное”, имейте в виду: тот, кто это вам говорит, пытается защитить свою собственную грязь, и ничего более.