Протекционизм в России

Сейчас кое-что о протекционизме.

Само это слово сейчас не в моде и всемирная торговая организация всячески пытается запретить своим членам какие- бы то нибыло меры по защите (протекции) своего внутреннего рынка от конкурентов извне. Правда, это у нее не всегда получается. Как известно еще из «Скотного двора» Джорджа Оруэлла (George Orwell) – все животные равны, но некоторые равнее. Так вот те, которые равнее, вполне благополучно закрывают свой рынок для тех, кто почему-то им неудобен, и в то же время настаивают, чтобы перед ними все двери открывались. Это уже текущие политические нюансы, которые в общем-то не отменяют главной мысли теоретических противников протекционизма.

Мысль эта в общем-то довольна проста – «Разделение труда повышает его эффективность. Чем глубже его разделение, чем больше операций, на которые разбита та или иная трудовая функция, тем выше производительность каждого этапа, и тем соответственно больше суммарная производительность труда всех, кто в этом разделении участвует.» В пределе, когда так или иначе в разделении труда задействовано все человечество, достигается очевидно максимальная теоретически возможная производительность, что само по себе конечно же очень полезно.

Но как известно, у каждого достоинства есть свои недостатки, и недостатки эти чаще всего – продолжения достоинств. В частности, разделение труда повышает его производительность не в последнюю очередь потому, что каждый его участник строго специализируется на тех операциях, которые он выполняет. Благодаря этой специализации он лучше осваивает то, что ему надлежит делать, он обзаводится необходимым инструментарием, но чем выше специализация, тем сложнее переходить на какое-то другое занятие.

Между тем, мир не стоит на месте. Он развивается постоянно. Появляются новые улучшенные технологии уже существующих изделий, появляются новые изделия, появляются даже принципиально новые рода деятельности вообще. Чем уже специализация, тем сложнее перестраиваться, тем сложнее осваивать что-то новое. Поэтому, те кто слишком уж хорошо специализирован, при любых переменах оказывается не у дел. Уж на что хорошо были специализированы динозавры – их были многие десятки тысяч видов, идеально приспособленные к жизни в тогдашних условиях, заполнивших любую экологическую нишу, использующих все мыслимые и немыслимые природные ресурсы. Но стоило условиям на земле чуть-чуть измениться, и где те динозавры, кроме палеонтологических музеев?

А изменение было судя по всему небольшое. Скорее всего просто уж очень много пыли поднялось в воздух от упавшего крупного метеорита, и на какое-то время на земле чуть-чуть похолодало. Изменения, происходящие в мировой экономике едва ли не ежедневно, несравненно радикальнее того метеорита. Соответственно, тот, кто слишком углубился в свою специализацию, рано или поздно при каком-то очередном изменении окажется выброшен на обочину цивилизации.

Например, многочисленные африканские фермеры, выращивавшие всякие экзотические фрукты, остались не у дел, когда выращивание этих же фруктов с большей эффективностью освоили, например, в Израиле, где солнца хватает, а воду научились использовать в качестве капельного орашения. Многочисленные нефтяники и газовики всего мира довольно регулярно испытывают множество проблем при каждом колебании конъюнктуры сырьевого рынка. Причем, они не могут даже сократить свое производство до уровня соответствующего размаху этих колебаний. Например, в Саудовской Аравии практически вся энергетика работает на попутном газе, выходящем из скважин вместе с нефтью. Если слишком сократить нефтедобычу, начнут останавливаться электростанции.

Поэтому, любой стране, просто для подстраховки необходимо поддерживать у себя не только те виды деятельности, которые уже освоены и уже идеально получаются. Приходится поддерживать и что-то менее эффективное. Кое-что просто для подстраховки, как например, та же Саудовская Аравия за бешенные деньги выращивает у себя пшеницу, просто потому что опасается что какие-то политические потрясения затруднят ее продовольственное снабжение.

Кое-что – для тренировки. Например, развить в какой-то стране авиационную промышленность с нуля в условиях свободной конкуренции – невозможно. Но если потратить на ее развитие некоторое время и соответствующие деньги, то вполне можно серьезно потеснить уже признанных специалистов, как например, Бразилия заметно потеснила многие страны на рынке самолетов среднего размера.

Протекционизм – это одна из множества разновидностей страховки. Как на любую страховку, на протекционизм приходится тратить какие-то деньги, и никто не гарантирует, что эти деньги вернутся, поскольку никто не гарантирует потрясений такого масштаба, что придется вводить в действие страховку, но обходится без страховки – мягко говоря неразумно. Поэтому, кстати говоря, России вряд ли стоит сейчас вступать в ВТО – предстоящие экономические потрясения будут столь велики, что без той самой страховки, которую правила этой организации запрещают, нам не обойтись.