Раскрашенные фильмы

Сейчас кое-что о крашеной классике.

Ну, как вы знаете, недавно у нас на телевидении появилась новая мода: раскрашивать старые чёрно-белые фильмы. Ну, по ходу дела уже случились забавные накладки: например, в “Семнадцати мгновениях весны” оставили чёрно-белым показанный там фрагмент фильма “Девушка моей мечты”, хотя как раз этот фильм в сорок пятом году на германских экранах шёл в цвете. Но то ли телевизионщики об этом не знали, то ли поленились добывать из фильмофондов нужный фрагмент.

Правда, я “Семнадцать мгновений…” в цвете не смотрел. Тех нескольких фрагментов, которые я видел в рекламе, лично мне хватило, чтобы решить: ничего нового для зрителя этот цвет не несёт. Более того, он может даже в чём-то повредить восприятию, ведь оператор, выстраивающий чёрно-белый кадр, заранее прорисовывает рисунок светотени, заранее выбирает освещение с учётом того, что оттенки цвета на экране будут отсутствовать и поэтому надо добиваться других средств выразительности. Если после всего этого мы окрашиваем кадр, то мы зачёркиваем заметный кусок операторской работы и вовсе не обязательно добавляем взамен что-то равноценное. Правда, парочку фильмов, которые я помню не так хорошо, как “Семнадцать мгновений…”, я в цвете посмотрел. Это “Золушка” и “Волга-Волга”.

К “Золушке” у меня никаких претензий не возникло. Это изначально сказка, там вовсе не требуется идеальная реалистичность ни в чём, в том числе не требуется идеально реалистичный цвет. Наоборот, яркость работы… результатов работы компьютерных программ окраски изображения вполне соответствует общей сказочной стилистике. А вот что касается фильма “Волга-Волга”, там, на мой вкус, дело обстоит несколько хуже. Особенно плохо с крупным планом лиц. В чёрно-белом изображении на крупном плане работают прежде всего тени, прорисовывая мимику, прорисовывая черты лица. Если эти тени заливаются цветом, они, на мой взгляд, в таком варианте воспринимаются несколько хуже, и выразительность мимики в одних случаях теряется, в других, наоборот, мимика становится преувеличенной – не киношной, а театральной. Если художник, работающий над раскраской изображения, пытается цвет распределить в полном соответствии с исходной яркостью светотеней, то, естественно, тени и мимика становятся подчёркнутыми. Словом, фильм, на мой вкус, заметно потерял. Даже при том, что это комедия, причём музыкальная комедия, то есть жанр, в котором тоже не требуется особая реалистичность, который по стилистике ближе к театральному представлению, чем к классическому кино, – при всём при том “Волга-Волга” в цветном изображении мне понравилась меньше, чем в чёрно-белом.

Возможно, это моё субъективное мнение, связанное с каким-то расхождением моих ожиданий и наблюдаемого результата. Очень может быть, что вы сочтёте моё мнение неоправданным. В конце концов, всегда можно сослаться на то, что о вкусах не спорят. Но лично мне работа по раскрашиванию старых фильмов представляется тупиковым направлением деятельности. Понятно, для чего это сделано: современный зритель, привыкший и к клиповому монтажу, разрывающему любую цельную мысль в мелкие клочья, и к клиповой же яркости красок, может просто не воспринять те художественные средства, которыми пользовались творцы прошлого. В конце концов, каждый вид искусства воспитывает себе аудиторию, и аудитория, воспитанная на одном виде искусства, далеко не всегда с лёгкостью воспринимает другой.

Подготовить зрителя, способного воспринять киноклассику, всегда было достаточно тяжело. Подготовить же зрителя, способного воспринять киноклассику и при этом не отворачивающегося от клипового монтажа современной рекламы, – и подавно дело тяжёлое и, возможно, даже невыгодное коммерчески. Проще потратить деньги на то, чтобы подогнать классику под зрителя. Но если мы и впредь будем идти по этому пути, то очень скоро воспитаем зрителя, для которого не то что классика, но даже клиповая реклама будет неподъёмно тяжкой для восприятия. И, таким образом, современные творцы “поп-корна для глаз” сами подпилят сук, на котором пока ещё хоть как-то сидят. Мне, конечно, их не жалко: в конце концов, в коммерции каждый выбирает себе путь и каждый несёт ответственность за последствия своего выбора. Но вот нас, кого уже несколько десятилетий отучают думать, причём отучают всеми способами, включая издевательство над способами визуального выражения мысли, – нас мне жалко.