Реформа орфографии

Сейчас кое-что об орфографии и о предрассудках.

Еще когда я учился в младших классах, в 1964 году советские лингвисты предложили внести некоторые поправки в принятую тогда орфографию. Надобно сказать, что в 1956 году был опубликован полный свод действовавших в тот момент орфографических правил. Этот свод устранил некоторые разночтения, бытовавшие до того. Например, помню, что именно тогда слово «чёрт» окончательно стали писать через «ё» а не через «о». И на базе этого единого свода появилась возможность, осмотрев все правила так сказать, единым взглядом, понять, что в них не в порядке.


А не в порядке оказалось много. Дело в том, что в русском языке принят так называемый фонемный принцип орфографии. Фонема – это грубо говоря звук в том виде, в котором он звучит в отсутствии помех от соседних звуков в слове. Вот, например, слово «солнце» надо писать через «л» потому что в других формах, например в слове «солнечный» это самое «л» отчетливо слышно. Вот из этого примера и видно, каким образом выделить фонему – надо изменить слово разными способами и посмотреть, как при этом оно звучит. Конечно, есть и всякие исключения. Например, в слове «собака» первая гласная ни в каких формах не попадает в ударное положение, в которых она звучит без помех со стороны соседей, и соответственно, то что там звучит «о» а не «а» приходится просто запоминать. Дело в том, что слово это заимствованное, и соответственно, звук в нем должен быть таким, каким был в исходных языках, в данном случае – в тюркском.
Есть и другие тонкости, которые стали отчетливо видны в том своде, и естественно, появились предложения о том, как провести этот фонемный принцип орфографии более последовательно, устранив многие его нарушения, не вызванные ни влиянием других языков, ни внутренними закономерностями самого языка.

И вот тут начался скандал. Скандал, мягко говоря – дикий и безобразный. Громадная часть советской интеллигенции восстала против изменения так, как если бы им предлагали в одночасье вообще забыть о правилах грамматики. Ну, интеллигенцию конечно надо понять – во-первых, в те времена общественный протест был вообще неприемлем для власти, и то, что нашелся хоть какой-то законный повод, выплеснуть недовольство этой властью – это естественно использовали многие с огромной радостью. Во-вторых, как раз в тот момент снимали с поста Никиту Сергеевича Хрущева, который за десять лет властвования успел надоесть очень многим, и нелюбовь к Хрущеву, которую трудно было выразить, применительно к его политическим решениям, выплеснулась в виде недовольства его лингвистической реформой.

Дело доходило до смешного, например, знаменитая писательница Мариетта Шагинян выступила с громадной негодующей статьей в которой практически дословно повторила свои же возражения против орфографической реформы предложенной в 1904 году, и официально введенной в действие в 1917. Т.е. той самой реформы, плодами которой все мы пользуемся. Именно эта реформа отменила букву «ять», которая к тому времени окончательно перестала в русском языке отличаться от буквы «е», отменила твердый знак в конце слов после согласных и т.д. Почтенная писательница фактически просто вытащила из архива старую статью, оттряхнула ее и точно воспроизвела. Между тем, противоречия в языке накапливаются. Если мы и впредь будем пользоваться традиционной орфографией в тех местах, когда она отступает от ключевого основополагающего принципа нашей орфографии, мы рискуем, что у нас как в английском языке слова превратятся в иероглифы, чье написание не имеет со звучанием практически ничего общего.

Недавно снова было предложено воспользоваться предложениями 1964 года, и снова поднялся такой же негодующий крик людей, которые понимают в лингвистике, честное слово еще намного меньше меня. Конечно, обществу нужна стабильность, но не любой ценой. И стабильность не должна использоваться как аргумент против перемен в тех случаях, когда они назрели, когда они очевидно необходимы. Потому что, чем дольше мы сопротивляемся переменам, тем больше нам придется ломать, когда необходимость в них станет очевидна всем и каждому. И негодующие крики противников реформ так же нелепы, как радостные лозунги борцов за преобразование в любом направлении и любой ценой. Общество болезненно переживает революции, но именно, чтобы не испытывать эту боль, мы должны не противодействовать эволюционным изменениям.
Материалы предложений орфографической реформы 64-го года публиковались довольно подробно, анализировались во всех деталях. Эти предложения и их анализ можно найти и в печатных библиотеках, и в Интернете. Ну а ко мне заходите еще за какими-то новыми предложениями по новым направлениям вашего самостоятельного поиска.