Соблюдение законов

Сейчас кое-что о соблюдении законов.

Надо сказать, что сами по себе законы бывают весьма разные, более того, со времен Нюрнбергского процесса известно даже понятие «преступный закон», и понятно, что соблюдение такого закона само по себе является преступлением. Но, тем не менее, на практике иной раз бывает довольно трудно однозначно определить, является ли закон преступным, и поэтому безопаснее и спокойней исполнять любые законы, если только они не идут очень уж в разрез с общественно принятым представлением о справедливости.

Последняя оговорка очень важна, потому что, например, нынешние законы об ограничении права копирования, явно противоречат общественному чувству справедливости, и более того – многолетняя пропаганда о необходимости соблюдения этих законов не привела к существенному изменению общественного мнения. Хотя бы, потому что цель этих ограничений лаконично и четко сформулирована еще в конституции Соединенных Государств Америки, с целью поощрения искусств и прикладных наук. Именно этой целью там обосновано право конгресса вводить ограничения права копирования. Понятно, что, например, сохранение ограничения права копирования в течении 70-и лет, после смерти автора, вряд ли поощрит покойного на создание новых творческих трудов, и т.д.

Но, мысль разобраться с понятием «соблюдение закона» возникла у меня несколько по иному поводу. Если не ошибаюсь, в июле, министерство иностранных дел Белоруссии, разъяснила своим гражданам, что Грузия приняла закон, по которому посещение Абхазии и Южной Осетии, иначе как со стороны Грузии, рассматривается как несанкционированное пересечение грузинской границы, и соответственно, карается тюремным заключением. Причем, кара эта может наступить даже в том случае, если вы покинули территории, которые Грузия все еще считает своими, и потом въехали в нее с другого направления.

Просто обнаружив следы посещения Абхазии или Южной Осетии в вашем паспорте, вас осудят, и прецеденты такие были. Так вот, это разъяснение белорусского МИДа вызвало довольно сильное негодование в российских политических и около-политических кругах. Белоруссию даже обвиняли в предательстве, в нарушении взаимопонимания, необходимого в рамках союзного с Россией государства и т.д.

С моей же точки зрения – Белоруссия поступила абсолютно правильно, а неправы, во-первых, Грузия, которая независимо от того, как она относится к своим бывшим мятежным территориям, не может распространять это мнение на граждан других государств, и во-вторых, неправо МИД России, которое, как мне известно, подобного разъяснения не опубликовало.

Само это разъяснение ни в коей мере не подтверждает ни права Грузии на Абхазию и Южную Осетию, ни справедливость и приемлемость ее правоприменительной практики. Подчеркиваю, именно «ПРАВОПРИМЕНИТЕЛЬНОЙ ПРАКТИКИ», поскольку реально закон, карающий за незаконное пересечение границы в Грузии, как и в любом государстве, есть давным-давно. Сейчас поменялся не сам закон, а только его трактовка, способ применения этого закона.

Так вот, я полагаю, что Российскому Министерству иностранных дел так же следовало предупредить граждан России, об этой особенности правоприменительной практики Грузии, а дальше – дальше каждый гражданин может решать сам: то ли он воздержится от посещения Грузии, после заездов в Абхазию и Южную Осетию, то ли он заведет себе, как многие сейчас практикуют, два зарубежных паспорта.

Кстати, положение с Грузией вовсе не уникально. Например, многие арабские страны не позволяют заезжать к себе лицам, посетившим до того Израиль, поскольку они не признают Израиль так же, как Грузия не признает Южную Осетию. Правда, они не столь суровы, чтобы арестовывать за посещение Израиля, они просто не впускают, поэтому с незапамятных времен очень многие люди заводят два загранпаспорта, благо, скажем, Российское законодательство не запрещает такой практики. Один паспорт используют для поездок в Израиль, другой – для поездок в какие-нибудь эмираты или Саудовскую Аравию.

Заметьте, все это никоим образом не доказывает, что поведение арабских стран или Грузии законно и справедливо, но и не опровергает. Вопрос о признании той или иной страны лежит вообще в области политики, а не права, хотя некоторые правовые аспекты тут конечно и учитываются, но так – на десятом плане. А знать о таких особенностях закона, и с учетом с этими особенностями строить свое поведение – в праве каждый человек, и соответственно, поведение Белоруссии в данном случае, я считаю вполне оправданным, целесообразным, и ни в коей мере не противоречащим каким-либо интересам России. Так же, кстати, как поведение лиц, воздерживающихся от скачивания информации на бесплатных ресурсах, ни в коей мере не свидетельствует что законы, ограничивающие право копирования, сами по себе целесообразны и справедливы.

Поскольку одно дело – закон, его так сказать, внутренняя сущность, и совершенно другое дело – вопросы, связанные с его непосредственным применением. Собственно, я знаю немало юристов, которые именно на разнице между первоначальными намерениями законодателями, формулировкой закона, и возможностями его применения, наживают себе и репутацию, и целые состояния.