Спекуляция полезна

Сейчас кое-что о спекуляции.

Те из вас, кто как и я достаточно долго пожил в советское время, привыкли воспринимать это слово как оскорбительное. По советскому законодательству спекуляция вообще считалась преступлением и каралась надо сказать, довольно сурово. Как покушение на основы советского образа жизни в целом, и советского управления экономикой в частности. Но, изначально, это слово вовсе не столь уж страшно. Спекуляция по латыни – рассмотрение.

Первоначально спекулянтами называли тех, кто пытался выводить какие-то закономерности не из прямых экспериментов, а из спекуляций, т.е. из теоретического рассмотрения различных альтернатив. В более позднее время, когда научные методы усовершенствовались и развились, это слово закрепилось за теми, кто пытался из аналогичного рассмотрения делать какие-то экономические выводы.

Надобно сказать, что в практической экономике, в отличии от науки, эксперименты довольно затруднительны, поэтому спекуляция тут неизбежна и необходима. Спекулянт, рассмотрев какую-то существующую тенденцию на рынке, может сделать из нее далеко идущие выводы и далее действовать в соответствии с этими выводами. Если его выводы окажутся верны – он заработает, ну а если нет, так сам виноват- надо было думать лучше. Естественно, по поводу одного и того же явления разные спекуляции могут приводить к разным выводам. Соответственно, большую часть спекулятивных сделок разные спекулянты совершают друг с другом и таким образом, то что проигрывает один, выигрывает другой.

Чистая спекуляция это, как говорит теория игр, «игра с нулевой суммой» Т.е. в ней нет суммарного выигрыша, или суммарного проигрыша. Но, когда спекуляция налагается на реальную экономику, возможен и выигрыш, и проигрыш. Поскольку реальная экономика – это как раз игра с ненулевой суммой. На этом строились все рассуждения Маркса. Понятие «прибавочного продукта», лежащее в основе всей его теории, по сути дела сводится к тому, что человек способен сделать больше чем съесть. Поэтому в экономике в целом постоянно нарастает число благ, если люди действуют разумно, но с другой стороны, оно может и падать, если люди действуют неразумно, и съедают больше чем производят.

Маркс кстати полагал даже, что рабочим выгодно выкупить у капиталистов все производство, управлять им централизованно, отдавать капиталистам то же, что те получали раньше, а самим получить выигрыш именно за счет централизации управления. Он к сожалению был неправ. Как показали в 1970-х годах советские математики Глушков и Канторович – централизованное управление достаточно сложной экономикой приводит не к выигрышу, а к проигрышу. Но с другой стороны, в те времена, когда работал Маркс, экономика была еще так проста, что такая операция действительно могла дать некоторый выигрыш. Так вот, что происходит когда в экономику с ненулевой суммой включается спекуляция? Производитель может заключать сделки не непосредственно с потребителем, а через спекулянтов, которые делают какие-то предположения о грядущих колебаниях спроса и предложения. И при грамотном порядке заключения сделок, спекулянты берут на себя бОльшую часть рисков, связанных с этими будущими колебаниями. А это значит, что и производитель может работать с большей уверенностью, и потребитель может в меньшей степени опасаться скачков цены. И таким образом, спекулянты берут на себя бОльшую часть рисков, и стабилизируют экономику в целом. Естественно, это делается не бесплатно. Спекулянты за свой риск получают какие-то вознаграждения. Т.е. в среднем, часть дохода, который в ином случае весь достался бы производителю, переходит спекулянту, но переходит не в силу их жульнических намерений, а как разумная и в целом справедливая плата за страховку.

Собственно, страховые компании тоже в какой-то мере занимаются спекуляцией, просто у них не отдельные сделки, а очень большой объем сделок разного рода. Настолько большой, что риск по всем этим сделкам, в среднем оказывается невелик. Но когда речь идет о сделках, почему-либо не укладывающихся в это массив, приходится прибегать не только к страховщикам, но и к спекулянтам работающим на риске отдельных сделок. Почему же так спекулянтов не любили в советское время? Не только потому что в условиях плановой экономики весь риск брали на себя планирующие органы, но и потому, что в условиях плановой экономики риска меньше. Грубо говоря, если по плану задумано сделать меньше хорошей обуви, чем ее нужно людям, то этот план останется неизменным.

Превышение спроса над предложением сохранится надолго, и соответственно, долго можно будет заключать сделки, в расчете на это превышение. В сочетании с плановой экономикой, спекуляция оказывается не рискованной. Поэтому дает постоянную прибыль, но прибыль эта уже представляет собой плату не за риск, а плату за ошибки планирующих органов. Ошибки эти неизбежны. Спекуляция в конечном счете изрядно способствовала стабилизации потребительского рынка социалистических стран и изрядно отдалила кризис социализма. Т.е. в какой то мере тоже сыграла страховую роль. Но все-таки в советское время эта роль была не главной. Так же как не главная она сейчас, когда спекулянты долгое время паразитировали на ошибках капиталистических плановых органов, на неограниченном вбрасывании денег в экономику. Ну об этом как раз сейчас в Интернете пишут очень много, так что – читайте.