Списание книг в библиотеках

Сейчас кое-что о современных варварах.

Довелось мне недавно прочесть в интернете сообщение о том, что якобы в наших библиотеках, где не хватает места на расширение книжного фонда, принято решение о массовом списании ранее накопленных книг. Рубежом для списания избран 1999 год, то есть всё, что было раньше, будет скорее всего отправлено в макулатуру. Пока я не располагаю независимыми подтверждениями этого плана. Очень надеюсь, что речь идёт об очередной “утке”, каких нынче очень много и в интернете, и в обычных средствах массовой информации. Но если это не “утка”, то речь идёт о сознательном преступлении общегосударственного масштаба.

Как я уже не раз говорил, человек – это животное общественное. Главное, что делает каждого из нас человеком – это восприятие всего, что накоплено обществом, прежде всего, естественно, в культурном, а не в материальном плане. Основной носитель общественно значимой информации – всё ещё книги. Даже после того, как все они будут переведены в цифровую форму, всё равно бумажные книги сохраняют по меньшей мере одно неоспоримое преимущество – их практически невозможно переделывать задним числом. Массив книг слишком велик, чтобы весь его можно было в одночасье перепечатывать по усмотрению какого-нибудь очередного борца с историей. Описанная Оруэллом в книге “1984″ картина массовой перепечатки задним числом газет в библиотеках даже чисто технически неосуществима.

Хотя, конечно, попытка была: последователи Оруэлла в 1953 году после убийства Лаврентия Павловича Берия разослали всем подписчикам Большой Советской Энциклопедии свежеотпечатанные страницы, где Берия отсутствовал, а взамен были расширены соседние страницы энциклопедии. Предлагалось старые страницы изъять из тома и отправить обратно в редакцию, а взамен вклеить новые. Насколько я знаю, практически все это исполнили, но очень многие подписчики энциклопедии предварительно от руки переписали старую статью о Берия. От руки, поскольку ксероксов тогда ещё не было не только у нас, но и вообще нигде в мире, а технологии фотокопирования достаточно сложны, и далеко не все подписчики Большой Советской энциклопедии владели этими технологиями. Но те, кто владел, те оставили фотокопии. Так что при желании можно сейчас ознакомиться с этой статьёй в том самом виде, в каком она была до изъятия.

Так вот, с носителями информации в цифровой форме проделывать подобную манипуляцию значительно легче. Учитывая же, что сейчас всё ещё действуют ограничения права копирования, по которым хранение в домашних условиях копий информации, даже почерпнутой из общедоступных источников, довольно затруднительно, я не исключаю варианта массовой редактуры интернета. Эксперименты, проводимые во многих странах – от Китая до Персидского или, как говорит бОльшая часть его обитателей, Арабского залива, – эксперименты показывают, что такая задача хотя и затруднительна, но, по крайней мере, представляет несравненно меньше сложностей, нежели корректировка бумажных носителей информации. Кроме того, не секрет, что в интернет попадает в первую очередь оперативная информация, а материалы, ранее выпущенные на бумажных носителях, сканируются и выкладываются, так сказать, по остаточному принципу. Тем более, что эта работа, опять же, затрудняется ныне действующим сводом ограничений права копирования.

Таким образом, колоссальный массив информации, накопленный за практически весь двадцатый век, куда менее доступен нам в цифровом виде, нежели на бумажных носителях. И если действительно сейчас решено выбрасывать из большей части публичных библиотек всё напечатанное до 99 года, это значит, что новое поколение граждан России оказывается оторванным от всей информации, накопленной за двадцатый век. А это, между прочим, бОльшая часть вообще всей информации, накопленной человечеством.

Более того, бОльшая часть информации, накопленной до начала ныне действующих ограничений права копирования, тоже в основном доступна в перепечатках, сделанных в двадцатом веке. Из этой информации тоже оцифрована пока лишь незначительная часть. То есть решение выбрасывать из библиотек всё изданное до девяносто девятого года означает, что новое поколение граждан России отсекается от практически всей культурной основы человечества.

Последствия такого отсечения гораздо обширней и тягостней, чем я в состоянии сейчас сформулировать. Более того, я боюсь, что они будут даже тягостней, чем всё, что я в состоянии вообразить. Я, конечно, не льщу себя надеждой на то, что этот мой монолог способен радикально изменить обстановку. Более того, даже если все вы меня поддержите и выразите свои мысли публично, это тоже вряд ли может радикально изменить обстановку. Но всё-таки я очень надеюсь, что критическая масса протестов против подобных культурных преступлений накопится ещё задолго до того, как последствия этих преступлений станут необратимым. Поэтому надеюсь, что наше будущее будет лучше, чем описано в книге “1984″.