Субкультура интернета

Сейчас несколько слов об субкультуре Интернета.

Самым известным ее проявления сейчас считается т.н. «подонковский язык», когда нарушаются правила орфографии, но нарушаются таким образом, что слово, записанное необычным образом, звучит вполне прилично. Допустим, когда вместо концевого «в» ставят «фф» мы же все равно произносим реально не «Павлов», а «Павлоф». Это пожалуй, даже не безграмотность, наоборот, чтобы правильно пользоваться подонковским языком, надо очень хорошо знать грамматику и вариации на ее тему.


Точно так же, как клоун, чтобы смешно жонглировать какими-нибудь предметами, должен владеть искусством жонглирования не хуже, чем тот циркач, который собственно на этом и специализируется. Падонковский сленг, насколько я понимаю, возник просто из желания воспроизвести письменными средствами атмосферу устной речи. Ведь в Интернете до недавнего времени общение было исключительно письменным, да и сейчас, при наличии таких средств, как Интернет-телефония, все равно форумное обсуждение, где участники появляются не одновременно, возможно только в письменном виде. И понятно что хочется при этом сохранить атмосферу обычной устной беседы. А как передать на бумаге ощущение устной речи? Примерно таким способом – создавать странные начертания с привычным звучанием.

Другое довольно любопытное явление – т.н. Интернет-мемы, т.е. общеизвестные образы, которые достаточно только упомянуть, чтобы каждый себе уже представил, что это такое. Я тоже удостоился чести попасть в число этих самых Интернет – мемов. Это опять-таки довольно эффективное средство общения, и более того, аналогичные мемы бытовали и задолго до появления Интернета.

Допустим, фольклорные образы Иванушки-дурочка – это тоже мемы. Тоже достаточно упомянуть, чтобы у каждого возник перед глазами большой и сложный образ со множеством разнообразных ассоциаций. Т.е. бОльшая часть проявлений Интернет –субкультуры – это на самом деле несколько иные формы выражения тех же явлений, которые издавна бытуют в культуре, и которые с незапамятных времен делят ее на множество разнообразных частично друг от друга независимых, а частично взаимообменивающихся и взаимодополняющихся субкультур.

Собственно, развитие культуры в целом, в значительной степени проистекает из наличия таких субкультур. Грубо говоря, каждое новое культурное явление сперва обкатывается в узком кругу людей, способных его понять даже в изначальном – несовершенном виде, и только потом, если оно достаточно обкатано и признано интересным, оно предоставляется для всеобщего сведения и изучения.

Кстати, одно из существенных явлений субкультуры – это т.н. искусство для искусства. Например, Вельмира Хлебникова очень мало читают рядовые любители поэзии, большая часть того, что он писал, это была фактически отработка вариантов средств отображения, которыми потом пользовались другие поэты. Хлебников сгенерировал и опробовал колоссальный набор инструментов, и дальше поэты черпали из этого набора те инструменты, которые наиболее соответствовали их стилю.

Точно так же, «черный квадрат» Малевича – это т.с. художество для художников. Я уже говорил, что Малевич в этом квадрате довел до логического завершения одно из тогдашних направлений художественных поисков. Но конечно же, искусство для искусства это одно из крайних проявлений субкультуры, это та субкультура, которая вообще не стремится напрямую влиться в общий культурный поток. Как правило же, субкультуры так или иначе ориентируются на культуру основную, и в свою очередь много из нее черпают.

Вот и субкультура Интернета в немалой степени опирается на то, что в Интернете так или иначе представлена очень большая часть всей мировой культуры. Кстати, должен заметить, что нынешнее законодательство о праве копирования, препятствующее этому представительству в Интернете, обедняет не только Интернет, оно обедняет всю мировую культуру, ибо лишает каждого из нас возможности опираться на все уже достигнутое человечеством. Но это тема для отдельного обсуждения. Я к этому, наверное, еще не раз вернусь.

Пока же скажу, что субкультура Интернета не более опасна для культуры в целом, нежели любая другая субкультура. Даже наоборот, благодаря тому что в Интернете так или иначе представлены все пласты человеческой культуры, и представители самых разных культур, Интернетная субкультура взаимодействует с общей культурой человечества значительно интенсивнее большинства других. И по этому, как мне кажется, дальнейшее развитие субкультуры Интернета не представляет ни малейшей угрозы для культуры в целом, а наоборт, будет способствовать более активному, и в конечном счете, более гармоничному развитию всей мировой культуры. Этот взгляд конечно, может быть и грешит излишним оптимизмом, но по крайней мере, я полагаю что излишний пессимизм всегда значительно опаснее оптимизма.