Теория старения

Сейчас, когда я это говорю, а уж тем более, когда вы это смотрите, первая волна страстей по поводу присуждения Нобелевских премий улеглась, но тем не менее, существенные странности в этих премиях остались. Собственно, даже две странности. Если обычно возникает по поводу присуждения Нобелевских премий один скандал в году, то в этот раз план перевыполнен – скандалов получилось два.

Первый из них в том, что премия по медицине и биологии присуждена сразу троим исследователям, подтвердившим одну фундаментальную биологическую гипотезу, но при этом не награждены ни сам автор гипотезы, ни экспериментатор, обнаруживший данные, на основе которых гипотеза построена. Конкретно речь идет о теломерной теории старения. Еще лет 40-45 назад американский биолог Леонард Хайфлиг обнаружил, что клетки делятся лишь ограниченное число раз – раз 40-50, после этого клетка либо вообще перестает делиться, либо, если продолжает делиться, то перерождается в злокачественную. Т.е. с одной стороны – теряет свою биологическую специфику и перестает исполнять те функции, которые исполняла ранее, с другой стороны – далее уже делится неограниченно и безудержно.

В 71-м году советский биолог Алексей Оловников, предположил, что такое странное поведение вызвано исчерпанием защитных концевых участков молекул ДНК. Известно, что вся наследственная информация закодирована в очень длинных молекулах, именуемых дезоксирибонуклеиновая кислота или сокращенно – ДНК. Строго говоря, в некоторых простейших организмах для хранения информации используется другая сходная с ней кислота – рибонуклеиновая, РНК, но в большинстве развитых клеток РНК только переносит информацию из ДНК для дальнейшей обработки.

Так вот, концевые участки молекул ДНК при каждом делении укорачиваются, просто потому, что фермент, осуществляющий деление довольно громоздкий, активна у него небольшая часть, и когда этот фермент прикрепляется к молекуле, чтобы ее удвоить, концевая часть между ферментом в целом и активным его центром, не воспроизводится. Ну, а после того, как исчерпается та часть молекулы, которая не несет значимой информации, молекула, естественно, ломается, теряется что-то значимое, и дальнейшие последствия зависят от того, что именно потеряно. Оловников так же предположил, что должна существовать специальная форма этого фермента, способная удваивать и концевую часть молекулы, и что именно эта форма ответственна за воспроизведение половых клеток где, как известно, наследственная информация не теряется.

Так вот, исследования Оловникова были замечены на западе, парой лет позже их развил один из первооткрывателей структуры молекул ДНК Уотсон, начались исследования и в конце концов гипотеза была подтверждена, и даже открыта эта специфическая форма фермента, но ни Оловников, ни Хайфлиг премию не получили. Кстати, важно, что не получил еще и Хайфлиг, потому что многие горячие головы уже говорили, мол это потому, что Нобелевский комитет русских не любит. Нет, как видите – американцев тоже не любит.

Дело, к сожалению, скорее в том, что в самом завещании Нобеля, изначально подчеркивалось, что премия дается за практические достижения, и дается для того, чтобы человек, чего-то достигший мог продолжить работать на благо общества. Конечно, в полной мере соблюсти это требование не удается, поскольку значение многих открытий становятся понятны лишь через многие годы, а то и десятилетия, и соответственно, человек, который их открыл, вряд ли может так же эффективно продолжать работу после получения премии. Но в данном случае, очевидно, что нобелевский комитет попытался соблюсти это правило, и дал премию из всех исследователей, причастных к этому открытию, только тем, кто еще достаточно молод, чтобы продолжать активную работу.

Такое объяснение представляется более-менее логичным, но его в какой-то мере обесценивает второй скандал с нобелевской премией, а именно то, что нобелевскую премию получил президент Барак Хусейнович Обама. Причем, кандидатов на нобелевскую премию мира выдвигают до 1 февраля, Обама вступил в должность 20 января, т.е совершенно понятно, что премию ему дали не за то, что он успел сделать, а за то, что он пообещал сделать.

Собственно, единственное его реально достижение к этому моменту – то, что он стал президентом и тем самым показал, что в Америке права политиков действительно не зависят от его цвета кожи. Это конечно, серьезное достижение для Америки но, мягко говоря, не очень крупное достижение по меркам всего остального мира. Т.е. Обаме дали премию только за его обещания. И это не только прямо противоречит завещанию Альфреда Эммануиловича Нобеля, но и создает крайне плохой прецедент.

До сих пор было известно, что обещаниями легко победить на выборах, поскольку толпа не мыслит – умственные способности толпы всегда меньше, чем у самого глупого человека. Сейчас же получается, что пустыми обещаниями можно обмануть не только толпу, но и людей, которые вроде бы по своим служебным обязанностям должны хорошо думать.

Нобелевскую премию мира присуждает норвежский парламент. Он уже не раз доказывал свою, мягко говоря, глупость. Достаточно вспомнить, что нобелевские премии получили Альберт Гор за пропаганду лживой теории парникового эффекта, и Марти Ахтисаари, за разрушение Сербии и за создание в Косове бандитского анклава.

Но, нынешнее решение, пожалуй, бьет все рекорды, и я боюсь, что с этого момента, по крайней мере, премия мира, утратила бОльшую часть престижа, накапливавшегося десятилетиями. Репутацию строят очень долго, а разрушить ее можно одним ударом.

Подробности о нобелевских премиях в Интернете изобилуют, подробности о норвежском парламенте тоже при желании можно найти, ну а я надеюсь, что когда вы зайдете ко мне в следующий раз, я расскажу что-нибудь не столь грустное.