Техника в фантастике









Кое-что о технической фантастике.

Когда я рассказывал о жанре альтернативная история, один из администраторов форума “Компьютера” спросил: « Раз уж Анатолий Александрович, говоря об альтернативной истории затрагивает военную технику, хотелось бы узнать у него как он относиться к книгам Кучеренко Владимира, известного под псевдонимом Максим Калашников, а именно, к изданиям “Сломанный меч империи”,”Битва за небеса и другим”. Интересно знать, насколько серьезно можно воспринимать литературное творение этого автора».

Сразу признаюсь, я книги автора, избравшего себе столь выразительный псевдоним Максим Калашников, полностью не читал, только бегло просмотрел. Просмотрел и убедился, что в книгах в этой допущена одна методическая неточность, которую мне доводилось встречать и в нескольких аналогичных книгах, посвященных оружию 3 германской империи, в основном авиации этой империи.

Дело в том, что во второй половине войны стало ясно, что Германия не может ее выиграть, так сказать стандартными средствами, начался очень усиленный поиск средств нестандартных.
Были разработаны сотни проектов. Причем проектов разумных, технически интересных, достаточно сказать, что в общем, то советская и американская военная авиация добрый десяток лет питалась идеями, почерпнутыми из трофейной германской документации.

Почему же спрашивается Германия так и не сотворила все это чудо оружие.
Чудо оружие –это не ехидная оценка, а вполне официальная название, употреблявшееся тогдашней германской пропагандой. Фундервафе – слово, которое, можно было можно в любой газете тех времен встретить не один десяток раз в каждом номере. А вот потому и не смогла, что советская и американская авиации питалась этими идеями добрый десяток лет. Замыслы германских авиаконструкторов были хороши хорошо, кроме одной мелочи – они слишком далеко обогнали свое время и любая попытка воплотить эти замысли порождала десятки проблем, которые просто невозможно было предвидеть, когда идея появлялась. Ну вот вам простейший пример, все знают что у современный истребителей, вроде того, который виден за моей спиной, крыло изрядно скошено назад, особенно передняя кромка, но у многих самолетов 50-х ,60-х годов и задняя.

С чем это связано, с тем, что при высоких скоростях приходится учитывать сжимаемость воздуха, а это радикально меняет всю картину обтекания крыла. Поэтому самолеты с обычным прямым крылом не высоких скоростях становятся неустойчивыми, их затягивает в глубокое пике, из которого практически невозможно выйти усилиями летчика. То есть возможны определенные действия, при которых можно выбраться, более того можно и прямое крыло спроектировать таким образом, что оно будет устойчиво во всем диапазоне скоростей: от посадочной, до глубокого сверхзвука.

Таким был, например, американский истребитель F-104 “Star Fighter”(Звездный боец), но этот самый Star Fighter получил клички “Вдоводел” и “Летающий гроб”, на нем в мирное время разбилось больше пилотов, чем на любой другой машине. Потому что прямое крыло сняло основные проблемы, но породило другие проблемы устойчивости, с которыми в свою очередь пришлось разбираться. Немцы, столкнувшись с этими проблемами на первых своих реактивных истребителях быстро поняли их природу создали стреловидное крыло, создали треугольное крыло, но опять же надо было разбираться годами, добиваясь чтобы эти крылья имели достаточную прочность, имели устойчивость во всем летном диапазоне и удовлетворяли еще сотни требований, которые знает любой авиационщик, и которые бессмысленно перечислять мне непрофессионалу.

Так вот большая часть конструкций, упомянутых в книгах Максима Калашникова точно такие блестящие идеи, точно так же требующие для своей доводки, для введения в практику многолетних усилий, причем усилий их непосредственных разработчиков, но и многих сотен и тысяч смежным коллективов

Допустим разрабатывающих новые материалы, разрабатывающих технологию производства эти материалов и так далее. До серийного производства доходит лишь ничтожная доля новых идей. Причем заранее невозможно предсказать какая из них окажется успешной, а в какой накапливающиеся трудности в конце концов превзойдут любой возможный выигрыш. Книги Максима Калашникова интересны как памятники выдающейся инженерной мысли, но они, же показательны и как пример тому сколь малая доля выдающихся инженерных мыслей, оказывают малое влияние на практику. Меч империи не был сломан, его сломали мы сами попыткой быть сильными во всех направлениях сразу. Этого военная наука не прощает никому.

Ну, как обычно, за справками отсылаю вас в интернет, прошу заходить ко мне еще, может быть, найдете у меня новые толчки для новых мыслей. Спасибо за внимание, и надеюсь, досвидания.