Украинский как диалект русского

Кое-что о национальном языкознании.

Надо сказать, что меня на многих форумах считают троллем за мою привычку вбрасывать в обсуждение тезисы максимально неудобные для мои оппонентов. Но тезисы эти мне приходится потом подкреплять очень обширными обсуждениями, чаще всего подкрепить удается. Хотя не всегда. Я иногда вбрасываю в обсуждение тему, относительно которой у меня самого окончательного мнения не сложилось и по ходу обсуждения могу многое в ней изменить. В конце концов дискуссии для того и ведутся, чтобы установить истину. Этому методу меня хорошо научили в институтские годы, когда я был членом совета клуба современных проблем в одесском университете, хотя учился в другом институте.



В помнил я потому что в последний раз меня объявили троллем буквально за день до этой записи. По поводу того, что в жж одного пламенного белоруса, не буду уточнять кого, я сказал, что белорусский и украинский – не языки самостоятельные, а всего лишь диалекты. Я эту точку зрения отстаиваю достаточно давно и последовательно. Поэтому я сразу привел не мало доводов в пользу этой точки зрения и приведу еще, поскольку дискуссия на болезненную тему и вряд ли скоро закроется. Требования государственной самостоятельности Белоруссии и Украины обосновываю именно утверждением о том, что живут в этих республиках самостоятельные народы и говорят на самостоятельных языках.

Несколько участников и наблюдателей этой дискуссии подхватили отдельные ее тезисы и в своих жж. Словом, пожар разрастается.. В одном из жж, который ведет филолог, мне задали вопрос “а чем доказывается самостоятельность языка?”. И даже напомнила старую фразу: “Язык – это диалект, оснащенный гранами и пушками”. На мой взгляд это не совсем так.

Австрийцы считают свой язык одной из веток немецкого. Они в общем-то правы, венский диалект отличается от берлинского меньше, чем диалект мюнхенский. А баварцы считают себя частью немецкого народа. Австрийцы тоже считают. И в 19 году, первый послеимперский парламент постановил воссоединить Австрию с остальной Германией. И только давление победителей в первое и второй мировых войнах не позволило осуществить эту волю народа Австрии. С моей точки зрения, границы приходят и уходят, пушки появляются и взрываются, а есть объективный критерий. Скажем, половина слов корейского языка позаимствована из китайского. Но на этом основании никто не объявляет корейский язык одним из великого множества китайских диалектов. Насколько я знаю сейчас в границах Китая существует около 55 диалектов китайского языка, причем их носители иной раз не понимают друг друга. Поэтому сохранились иероглифы, потому что фонетически китайцы из разных регионов друг друга могут не понять. А иероглифы, обозначающие понятия, а не звуки, для всех диалектов одни и те же.

Так вот, корейский отличается от китайского синтаксисом. Английский, в котором половина слов французских, отличается от французского синтаксисом. Польский происходит от того же корня, что и русский. От смешения одних и тех же иранских и балтийских диалектов, просто в разной дозировке. Но в то же время, в польском есть синтаксические явления, четко отличающиеся от русских. Например, прилагательное в польском обычно идет после существительного, а в русском перед. Поэтому польский и русский разные языки. А вот украинский и белорусский пользуются тем же синтаксисом, что и русский. Даже звательный падеж, который официально признана существующим, а в русском утрачен, на самом деле в русском тоже существует. Просто оформлен нетрадиционно. Скажем, в разговорной речи просто говорим “Вань, Петь идите обедать”. Так называемое нулевое окончание. А в письменной речи прибегают к предложному восклицанию: “О войны!”. Грамматическая форма отлична о украинской, но в то же время само явление существует. Каждому синтаксическому явлению в белорусском и украинском есть однозначное соответствие в русском. Именно это синтаксическое единство и доказывает, что украинский и белорусский – это именно производные от русского языка. Кстати, интересно, как были созданы эти производные. Просто из диалекта, бытующих в той или иной местности, отбирали по 1-2 слова из каждого диалекта, которые бы не совпадали с литературным русским, или хотя бы звучали иначе, и эти слова объявлялись исконно украинскими или исконно белорусскими. Поэтому, кстати, в исходных белорусских и украинских словарях 19 века есть только бытовая лексика. Поскольку набирались они именно из бытовых говоров, а не из речи специалиста.