Валютные резервы России

Кое-что о российском валютном резерве.

Очень многие критики финансовой политики российского правительства возмущались: “накопленные валютные резервы в точности равны сумме зарубежных валютных заимствований российского бизнеса” Т.е. правительство по сути отнимает у бизнеса свободные деньги и принуждает искать их за границей. Стратегия казалось бы тупиковая. Я честно скажу, я сам не возмущался, но тоже считал, что есть и куда более эффективные способы использования денег, притекающих в страну. И только недавно я встретил в интернете внятное объяснение смысла избранного варианта политики. Попробую пересказать своими словами и разбавлю своими мыслями.



Итак, действительно сумма валютных резервов России практически равна сумме заимствований. Более того, если посмотреть структуру этого резерва, окажется, что долларовая часть практически равна заимствованиям в долларах, евро в евро и т.д. Так вот, по мнению автора того анализа, это не случайно совпадение, а результат целенаправленного стратегического выбора. Деньги в страну притекают в основном через несколько сырьевых экспортных каналов, когда нуждаются в них не только “сырьевики”, но и другие отрасли. Система кредитования внутри страны пока не отлажена. В первую очередь в том отношении, что нет достаточного опыта оценки надежности тех или иных видов бизнеса и соответственно нет уверенности в надежности кредита. Отсюда и очень высокие ставки кредитов по сравнению с нашими. В эти ставки включена и страховка от риска не возврата, которые у нас намного выше, чем в некризисной эпохе за рубежом. Если бы эти деньги предоставлялись в кредит одними российскими субъекта другим на прямую, они бы неизбежно предоставлялись под очень высокие проценты.

На западе те же деньги можно взять под проценты значительно меньшие. Правда и разместить деньги там можно под меньшие процента. Но золотовалютные резервы размещаются не ради выгоды, а ради стабильности. А бизнесу кредитоваться на западе выгоднее просто по тому, что тамошние эксперты лучше наших, опытнее и поэтому точнее оценивают риски.

Соответственно система работала примерно так: бизнесмены занимали загранице деньги под малые проценты, а правительство накапливало за границей же резервы, страхующие эти займы. Вот сейчас из-за сбоев финансового рынка, многие наши бизнесы уже получили в той или иной форме требования о досрочном возврате своих займов. То ли эти требования предъявлены в форме продажи акций, выпущенных этими компаниями и принадлежащим кредиторами. То ли еще в каких формах.. Соответственно эти бизнесы не могут сразу же вернуть деньги, поскольку у них деньги вложены в дело. Не будь валютного резерва, они бы пошли с молотка. Теперь же государство изымает с западного рынка соответствующую сумму, предлагает ее бизнесу под залог тех же акций. Бизнес при этом ничего не теряет. Не теряет и государство. Потому что сейчас доллар падает в долгосрочной перспективе (когда диктую эти заметки доллар находится на подъеме, но все экспертны дружно говорят, что подъем продлится максимум в течении нескольких месяцев, в течение которых все долларовые займы будут возвращены, а новых никто не будет брать).

Итак стратегически доллар падает, тактически растет, но государство изымает свои резервы в тех же самых долларах. Соответственно что бы с ним ни происходило, займы взятые в долларах будут в долларах же и погашены. Причем государство вложило свои средства не в частные корпорации, а только в государственные облигации того или иного формата. Американцы по этим облигациям деньги вернут гарантированно, могут допечатать, тогда курс упадет, но номинал будет возвращен. Таким образом баланс займа и резерва останется неизменным. Никаких колебаний. Никаких потерь. Аналогичная ситуация и с займами в евро, и в фунтах и т.д. Т.е. валютный резерв послужил именно той цели, которой был предназначен. Эта цель – страховка бизнеса от каких-то внешних по отношению к нему потрясений.

Мне это объяснение представляется отрадным в частности потому, что указывают впервые за полвека страну возглавляют люди с развитым стратегическим мышлением. Именно дефицит этого мышления породил большую часть нашим проблем. И я думаю, что возврат стратегического мышления породит решения этих проблем.